Сверток с ребенком под дверью

Ольга как-раз вареники доставала из кипятка, как в дверь постучали. Сначала она подумала, что ей показалось и продолжила мурлыкать какую-то веселую мелодию. Дети были в своей комнате, а Юрка, ее муж сидел уже за столом и разливал по глубоким тарелочкам сметану.

Он любил вареники больше за все блюда. А Оля любила своего мужа, поэтому каждые выходные готовила его любимое блюдо. Но когда вдруг постучали, она, вытерев о передник руки, поспешила к входной двери квартиры. Уже у самого входа услышала чьи-то быстрые шаги, сбегали вниз.

— Наверное, ошиблись, — подумала, и уже хотела возвращаться, и услышала, что человек, который был за дверью остановилась и снова стала подниматься вверх.
Ольга открыла дверь и увидела под дверью сверточек. Она, ничего не понимая, наклонилась, и услышала тихий плач.

— Ребенок! Младенец! Где бы ему здесь взяться? Кто положил его на холодный цементный пол? Вопрос закружились в голове, а за мгновение до слуха донесся голос:

— Чего смотришь? Бери! Передай Юрке. Гулять знал как, обещал, что оставит тебя и пойдет ко мне, а сам — хвост под себя. Нет его, то и ребенок мне не нужен!
Ольга, как в тумане, подняла голову и посмотрела на незнакомку.

Молодая, красивая женщина гневно что-то говорила, а Ольге потемнело в глазах и зазвенело в ушах. Последними словами, которые она услышала, были:
— Он отец, я записала на него!

И шаги, которые удалялись.
Придя в себя, Ольга взяла младенца на руки, и стояла, как вкопанная. А тут и Юрий подошел со словами.
-То мы есть будем?

Голос его дрогнул на полуслове. Восьмилетняя Олеся и пятилетний Марк, которые прибежали, большими глазами смотрели на маму.
Ольга зашла в комнату, развернула сверток. Маленькая розовощёкая девочка, где-то неделю от роду, засеменила миниатюрными ножками. Муж и дети наклонились над ней.
— Мама, где ты взяла? — не выдержала Олеся.

— Бог послал, — ответила Ольга. — Пойдешь в аптеку, я напишу список, что купить, — приказала Юрию. — А вы тихо будьте, Сонечка хочет спать, — утолила детей.
— Сонечка! Сонечка! — захлопал в ладоши Марк.
— Да, это ваша сестренка, — улыбнулась же уголками губ Ольга.

Люди поговорили и затихли. Кто-то хвалил Ольгу за христианский поступок, кто-то осуждал, мол, взяла себе хлопоты на голову — за ребенком любовницы ухаживать, а Ольга полюбила Софию, как родную. Правда, с Юрием отношения стали холоднее.

Ни о чем его женщина не спрашивала. Понимала, что он сделал выбор в пользу семьи, но ради нее, или детей, не знала, и это ее мучило.
Но время шло. Дети подрастали, они старели. За хлопотами и заботами сбегала жизнь. Об этой женщине, родившей от Юрия ребенка и отдавшей им, Ольга ничего не знала, только то, что она уехала за границу.

Как-то перед самым Рождеством, они втроем сидели в комнате и смотрели телевизор. Олеся и Марк уже создали собственные семьи и жили в столице. А Сонечке только семнадцать. Девушка, как солнышко, милая, ласковая да еще и с глазами как у Юрки.

В дверь постучали. Что-то неладное отчаянно запекло Ольге у сердца. Какой-то, как знакомый звук, тревожный. Двери побежала открывать Сонечка. Она засуетилась, поэтому Юрий поспешил к дочери. За ним и Ольга. В дверях стояла старая, измученная женщина в косматой шапке и поношенной шубе.

— Я когда-то здесь оставила, я оставила, — она-то мямлила и слезы катились по ее серому сморщенному лицу.
— Вы ошиблись адресом, — ответили они в один голос. И закрыли двери перед незваной гостьей.

— А давайте, откроем шампанское! — предложил Юрий.
— В честь чего? — спросила Сонечка.

-А просто так!
— Просто так! — поддержала мужа Ольга.

Раиса ОБШАРСЬКА, по материалам издания «Наш День»

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓