— Как ты можешь мешать матери общаться с сыном? Кто ты вообще такая? С ребенком до трех лет сидит мать

Я лепила котлеты, которые так обожает мой супруг. Конечно, руки были испачканы фаршем. Супруг разговаривал по телефону с мамой, а дочка играла в куклы. Нашей малышке год и девять месяцев.

Крошка подошла ко мне и стала проситься в туалет. Я пошла в комнату, подошла к мужу и попросила его помочь в решении этого вопроса. Обычно горшок у нас в комнате, но сейчас он был в ванной, я помыла его и оставила там для просушки.

Муж переспросил, не отрываясь от трубки, чем может мне помочь. Я повторила просьбу по поводу горшка.

— Хорошо, сейчас все сделаем, — муж встал с дивана, взял за руку дочку и вместе с ней направился в ванную.

В тот же момент телефонный динамик выдал истерический крик:

— Тебе мать звонит, а ты не слушаешь, с кем-то разговариваешь. Какое неуважение! Немедленно повтори, что я тебе сейчас говорила?

Мужу пришлось оправдываться, что жена занята готовкой, руки в фарше, а девочку надо посадить на горшок.

— Так что мешает этой лентяйке помыть руки и сделать все самой? А я еще не закончила разговор, — динамик ревел так, что слышно было, как мне кажется, по всему дому.

Муж извинился перед матерью и сказал, что обязательно перезвонит. После чего он убрал телефон и отправился с дочкой в ванную.

Я вернулась на кухню готовить дальше. В этот момент зазвонил лежащий на кухонном столе мой телефон. Звонила свекровь. Трубку брать я не стала. Во-первых, нужно было закончить лепить котлеты, осталось всего несколько штук. А во-вторых не хотелось разговаривать после того, как меня обозвали лентяйкой.

Телефон сразу зазвонил у мужа. Нетрудно было догадаться, кто это. Но и муж трубку не взял, так как был занят дочкой, помогая ей избавиться от содержимого горшка и провести необходимые гигиенические процедуры.

Снова настала очередь звонка на мой мобильный. Пришлось вымыть руки и ответить.

— Добрый день, Светлана Ильинична!

— Как ты можешь мешать матери общаться с сыном? Кто ты вообще такая? С ребенком до трех лет сидит мать, это право дает государство, и ты им пользуешься. Сын сегодня выходной. Почему ты дергаешь его и отвлекаешь от заслуженного отдыха?

— Ваш сын такой же родитель, как и я. И несет точно такие же права и обязанности.

— Откуда я знаю, родитель он или не он, — свекровь явно издевалась.

— Всего хорошего, — я со злостью кинула телефон на стол и поставила воду для макарон.

Телефон мужа ожидаемо зазвонил в комнате. После трехминутной тишины послышался крик супруга:

— Мама, что ты от меня хочешь? Не пойду я к тебе, я и дома отлично отдыхаю. Какая тебе разница, как я провожу выходной, и кто у нас в семье отвечает за горшки! Отстань от меня, пожалуйста.

Тем временем я посолила воду, сделала поменьше огонь и пошла к мужу.

— Чего ты ругаешься? – спросила у супруга.

— Прости. Там обед скоро? – с надеждой в голосе поинтересовался благоверный.

— Да, уже почти готов. Потерпи немного.

Пока все готовилось, мы пошли ловить с дочкой пластмассовых рыбешек, запущенных в тазик.

Сколько необходимо времени, чтобы дойти из третьего подъезда дома до первого? Минут десять, включая сборы. Но сегодня звонок в дверь нашей квартиры раздался через двадцать минут. Я уже приготовила макароны и добавила масло.

— Это к тебе, без вариантов, — крикнула я мужу, продолжая ловлю рыбок в тазике.

Муж отправился открывать дверь и вскоре раздался его удивленный возглас.

— Мама! Ну и зачем ты пришла?

— Буду сидеть с внучкой. А ты отдыхай, вот и пивка принесла тебе для расслабления.

— Спасибо, но я совершенно не хочу пива.

— Где моя внучка? Пойдем с ней на улицу, прогуляемся, а ты побудешь в тишине и покое. Сынуля, себя нужно беречь. Мужчины – существа ранимые, даже до пенсии многие не доживают. А почему? Все жены, которые загоняют бедных мужей. И работать надо, и дома дела делать, и с ребенком сидеть. Что ж, раз жена не заботится о тебе, это я буду делать, — пафосно закончила свою речь свекровь.

— Мама, малышке пора кушать и спать.

— Я покормлю ее, отдыхай, мой мальчик.

— Она ест самостоятельно, — заметил супруг.

— Ну конечно! С такой хозяйкой все придется делать вам самим.

— И помереть, не дожив до пенсии, — пробурчала я.

Не было ничего удивительного, что я слышала весь разговор. Светлана Ильинична может запросто перекричать проезжающий рядом поезд.

— Мама, не нужно нам помогать. Мы отлично справляемся сами. Иди домой, — попросил муж.

— Я хочу помочь. А что получается? Из дома выгоняешь родную мать. Вот до чего довела тебя семейная жизнь. Из твоего дома, кстати, выгоняешь.

Да, конечно. Квартира куплена совместно в браке, но кто я в ней? Пустое место.

— Мама, иди домой. Мы разберемся сами!

Дальше плач, причитания и звук захлопнувшейся входной двери.

Я сказала дочке, что рыбкам пора спать, они уже устали. Мы вылили воду из тазика и вышли из ванной. Дочка помчалась на кухню, а я к мужу. Он стоял в коридоре и тоскливо смотрел на сумку с пивом.

— Обед готов, — сообщила я.

— Отлично, — оживился муж.

Мы пообедали, я стала мыть посуду, а муж отправился укладывать малышку. Вскоре уснули оба. Я достала пиво и пошла на кухню.

Сидя на кухне, я попивала пиво. Оно было вкусное. Хоть какая-то польза от моей свекрови. Мы специально выбирали жилье на другом конце говора, чтобы быть от нее подальше. Но не тут-то было. Светлана Ильинична поменяла квартиру и стала жить в нашем доме. Так мы со свекровью стали соседями. И живем так уже девятый год. Чем она старше, тем сложнее с ней общаться.

Мужу скоро 40, я на два года младше. Мы взрослые состоявшиеся люди, много лет в браке. Но для свекрови я по-прежнему никто. Очень обидно.

А пиво мне очень понравилось. И не лень же было нашей бабушке бегать в магазин. В поликлинику сама она добраться не может, а тут без проблем. Вот такой парадокс, однако.

ТопФакты